Александр Левенбук: Юмор – дело интернациональное
$ 57,65
69,07

Звезды

Александр Левенбук: Юмор – дело интернациональное

Автор:

Фото: предоставлены театром «Шалом»

Те, кому сегодня за 30-40 лет, прекрасно помнят передачу «Радионяня», ее можно без преувеличения назвать легендарной. Казалось, что артисты Литвинов, Лившиц и Левенбук были своими для миллионов детей и подростков, как старые добрые знакомые, которые, приходя в гости, вызывают искреннюю радость и грусть, когда наступает время прощаться.

Наш сегодняшний собеседник Александр Левенбук. Тот самый (один из трех) «радионянь», а ныне художественный руководитель театра «Шалом».

Александр Семенович, многие знают и любят вас прежде всего по передаче «Радионяня». Она была невероятно популярна. А как родился замысел и это легендарное трио – Литвинов, Лившиц и Левенбук?

На радио решили сделать новую передачу для детей. А перед этим мы с Лившицем записывались у Н.В. Литвинова и подарили ему нашу пластинку. Он её поставил в шкафу за стеклом. Вот и вспомнил про нас. Мы обратились к Э. Успенскому и началось. Первые передачи писал Успенский, а потом, почти 30 лет – Хайт.

Правда ли, что когда-то русский язык по «Радионяне» изучали даже американские шпионы? Это не шутка?

Не совсем шпионы. Перехватчики эфирных разговоров. В Монтерее была целая школа. Триста педагогов русского языка. А "Радионяню" использовали потому, что это в то времени был современный разговорный язык.

Всенародно любимая передача продолжает жить – родители покупают своим детям записи на дисках, вышла в свет ваша книга «Радионяня». Почему она не стареет? В чем главный секрет?

Секрет в Хайте. Его не стало и не стало передачи. Это трудное дело. "Радионяня", мне кажется, его сделала. 30 лет звучала.

Почти 30 лет вы, четыре еврея и один грек (Николай Литвинов), в «Радионяне» учили страну правильно говорить по-русски. Что нужно сделать сегодня, чтобы российские дети росли менее безграмотными? Ведь книг они, увы, практически не читают, а российское образование слишком сильно отличается от добротного советского…

Не слишком сильно отличается. И тогда грамотных писем было мало. Что сделать? Что-нибудь. Играть надо. В Америке, постоянно, идут конкурсы по спеленгу. Не прекращается этот конкурс в школах, штатах, стране. У нас надо радио использовать, ТВ, газеты, журналы. Я подготовил несколько обложек школьных тетрадей, чтобы постоянно трудные правила в виде песенок на глаза попадались.

У вас очень богатая творческая биография. Но сейчас ваше главное детище – театр «Шалом».  Единственный в России театр, полностью посвященный еврейской культуре и традициям. У театра богатейшая история. Американский фонд «Sholom Aleichem Memorial Foundation» назвал «Шалом» лучшим еврейским театром мира. Расскажите, почему именно вы стали его бессменным художественным руководителем?

Случайно стал. Меня на эту работу И. Кобзон устроил. До "Шалома" был Биробиджанский Еврейский театр. Я там ставил один спектакль. Вот моя кандидатура и возникла.

Театр с успехом выступал в Америке, на Бродвее еще в конце 80-х. Как-то вы сказали, что вас там «встречали как больных детей» и несли подарки чемоданами. А как сейчас принимают за рубежом?

За рубежом – как дома. Ведь зрители наши – русскоязычные, которых там называют русскими.

Как театру удалось выстоять и выжить в тяжелейшее перестроечное время?

Перестроечное время прошло довольно легко. Сейчас трудно. У нас ремонт. Это беда. Уже 3-й год... Не будем о грустном. Вот кончится ремонт, тогда поговорим.

Чем он живет сегодня и отличается от множества других московских театральных коллективов? Ведь конкуренция огромная. Почему люди приходят к вам?

Люди разных наций приходят в "Шалом", наверное, потому, что театр другой. Пьесы, которые идут – идут только у нас... танцы, музыка, юмор...

На сайте театра есть интересная запись: платите после просмотра, только если понравился спектакль… Это очень необычный ход.

Это эксперимент. Специально для ТРЦ "Колумбус", где должен открываться "Театр на 4 этаже". А "Шалом" туда пригласили. Вроде не зрители в театр, а театр к зрителям. Вот и попробуем. Я думаю, зрители у нас не жадные, мы постараемся их не обмануть качеством спектаклей.

Несмотря на название, в вашем театре работают люди самых разных национальностей. Выбираете актеров исключительно по таланту?

Около 120 молодых актёров рассматриваем каждый год. 2-3 берем. И ещё приглашаем. Сейчас отрепетировала главную роль Мария Болтнева из театра Маяковского. Очень хорошая. Очень.

Давно сотрудничают с нами М. Церишенко и А. Морозов. Оба из " Кривого зеркала ". А. Карпов из театра " У Никитских ворот ".

Как бы вы охарактеризовали своего зрителя? Нарисуйте его портрет. Он идет на каких-то конкретных звезд или все-таки на спектакли?

Звёзда у нас одна, Виктория Тарасова – полковник Зимина в "Глухаре", "Пятницком", "Карпове". И ещё у неё "Мама в законе" и др.

Наверное, круг зрителей у нас не очень большой, но верный. Пока, во время ремонта, мы скитаемся по Москве, многие ездят за нами.

А по национальному составу, наш зритель – это ООН.

По какому принципу вы как худрук подбираете репертуар? Часто ли он обновляется?

Не подбираем, а создаем. Почти все наши пьесы – свои. Только "Шоша" идет в Израиле, но почти на 8 лет позже нас. Да, ещё "Размороженный" шёл в Израиле. Остальное всё наше.

Удалось ли решить вопрос с помещением? Театр так и останется на Варшавке – «далеко от центра Москвы, зато ближе к Израилю», как сказал про него кто-то из партийных деятелей?

Не знаю. Мы просили. Пока в ответ молчание.

Когда-то в одной из ваших эстрадных программ на профессиональной сцене дебютировала 16-летняя Алла Пугачёва. Как вы познакомились? Какой была тогда будущая Примадонна? Можно ли было разглядеть в этой девочке такое большое будущее?

После первых 15 минут репетиции, наш режиссёр Б.Л. Левинсон сказал: " Вы её, особенно, не учите. Она сама талант". Так оно и вышло. Алла Борисовна всё помнит и не раз нам помогала. Она большой и добрый человек.

Еврейский юмор – это нечто особенное. И, конечно, что-то большее, чем просто обычные анекдоты. Ведь неслучайно русское слово "хохма" в переводе с еврейского означает "мудрость". Это же не простое совпадение?

Не нам судить. Вот русский писатель А. Трушкин написал нам уже 3 пьесы. Все смешные. И по содержанию – еврейские. Так что юмор дело интернациональное.

Александр Семенович, как писателю-сатирику еще «того» славного поколения хочется задать вам один вопрос. И, пожалуй, вы один из немногих людей в нашей стране способны ответить на него глубоко. Сегодня эстрадная сатира стала очень примитивна, сосредоточившись в «Кривом зеркале» Петросяна. У молодежи юмор свой, нередко скатывающийся в пошлость, ярким примером чего служит Камеди Клаб. Это два полюса, каждый из которых трудно принять. Что за эти годы случилось с юмором в стране? И есть ли надежда на его «выздоровление»?

Я думаю, не такое страшное положение с юмором. Да, он изменился. Но ведь и жизнь другая. Просто очень уж много юмора на ТВ. Перебор.

А у Петросяна, действительно, много смешного в программах. Да и в Сomedy Clab есть очень талантливые ребята.

Но юмор – это редкость, дефицит. А дефицит – не может быть навалом.


Карелия – жемчужина Русского Севера

Карелия – жемчужина Русского Севера

Когда попадаешь в Карелию, кажется, что на самом деле очутился в волшебном царстве, которое живет по своим удивительным…

Крым, где солнечно и ярко

Крым, где солнечно и ярко

Летний сезон в Крыму наступает раньше календарного российского и длится до глубокой осени. Мягкий, чудодейственный…