66.43
75.39
Большая Москва
Бизнес-Медиа
Большая Москва
Бизнес-Медиа
Большая Москва
Бизнес-Медиа
Большая Москва
Главная/Все новости/История/Яйцо на память. Что прячется за толстыми стенами одного из самых необычных домов Москвы?
Яйцо на память. Что прячется за толстыми стенами одного из самых необычных домов Москвы?
19 Июня в 13:04
Фото: Фотобанк БМ

Автор: БМ

На рубеже тысячелетий столица представляла собой странное, с точки зрения архитектуры, зрелище. Проектировщики творили «дорого-богато», а власти тех времён поощряли всё причудливо-фантазийное и при этом понятно-лубочное. Яйца Фаберже, как идея, как символ прекрасного, находили свои воплощения и выходы в самых неожиданных местах.

Например, премьер-министра Сергея Кириенко называли не иначе, как «Киндер-сюрприз» по имени популярного яйцеобразного шоколада. А в феврале 2004-го газеты, захлёбываясь от эмоций, писали о том, что коллекция императорских пасхальных яиц работы Карла Фаберже возвращается на родину: «В Нью-Йорке совершена беспрецедентная сделка: российский бизнесмен Виктор Вексельберг приобрел уникальную коллекцию ювелирных изделий Карла Фаберже у семьи Форбс. В коллекции — девять императорских пасхальных яиц. Господин Вексельберг заплатил за коллекцию более 100 млн долларов и пообещал вернуть ее на родину: до 1 апреля коллекция должна быть перевезена в Россию».

Через Вифлием

Между этими двумя событиями произошло и третье: в центре Москвы, на скромной и, можно сказать, пристойной улице Машкова, что прячется между Чистопрудным бульваром и Садовым кольцом, вырос Дом-Яйцо. Вскочил непослушным прыщом, надолго лишив покоя ценителей прекрасного.

Проект, что и говорить, был спорным. Он и на улице Машкова оказался не сразу, а через Вифлием. В конце 1990-х гг. мастерская будущего архитектора проекта Сергея Ткаченко получила заказ на проект роддома в этом городе. У будущего главного архитектора Калуги (им Сергей Ткаченко служил в 2014—2015 гг.) родилась блестящая, хотя и спорная идея. Роддом — начало человеческой жизни, яйцо — символ начала. Фантазировать Сергею Борисовичу помогал известный галерист Марат Гельман. Креатив несколько притормозило то, что яйцо больше связывают не с Рождеством, а с Пасхой, и смысл потому несколько иной.

Отвергнутый проект так полюбился отцу-архитектору, что тот ещё не раз пытался воплотить его в Москве (благо, в ней чего только не воплощалось — и Царь-фонтан, и памятник Петру I). Но и тут не всё пошло гладко.

Яйцо могло «вылупиться» на углу Малой Бронной и Садового, там, где сейчас стоит не менее известный (и не менее спорный) проект Сергея Ткаченко и соратников, дом «Патриарх». Но мэрия почему-то не одобрило «Роковые яйца», хотя рядом стоит дом их автора — Михаила Булгакова.

Однако архитектор идею не бросил. Он не хотел хоронить задумку, а носился с ней, можно сказать, как курица с яйцом. Что поделать, от этого сравнения не уйти. И вот так Дом-Яйцо докатился до улицы Машкова (это дом 1/11). И, надо сказать, у прохожих дом вызывает любопытство: то и дело можно увидеть людей, которые останавливаются и пытаются сделать селфи на фоне удивительного строения. Так что же внутри?

Закатиться под крышу

В этом особняке четыре этажа и 342 квадратных метра, на которых разместилось всего пять комнат. Иными словами, форма, безусловно, если и не стала самоцелью, то объёма отняла прилично.

Комнаты отделаны в дорогом классическом стиле. Из преимуществ можно назвать тёплые крышу и стены, достигающие 64 см в ширину. На цокольном этаже Дома-Яйца окна выполнены в виде больших иллюминаторов, почему это здание ещё часто сравнивают с батискафом.

По сути, странный красный особняк — не самостоятельный дом, а своеобразная пристройка к 8-этажному зданию. Например, у них общий подземный гараж, куда машина опускается на специальном лифте. Другой лифт, для людей, поднимет жильцов внутрь яйца. У лифта прозрачные стенки кабины.

Первый этаж Дома-Яйца — это прихожая и холл, где много кладовок и гардеробных. Поднимаемся на второй. Здесь — кухня, санузел, просторная столовая и кухня, а также комната для прислуги.

Если забраться ещё выше, можно, наконец, попасть в жилую зону хозяев. Это две больших комнаты, причём у каждой есть своя ванная, а у одной — и выход на террасу.

Комната на следующем этаже не имеет ярко выраженного назначения. Тем более, что попасть сюда, минуя «хозяйский этаж», невозможно. Вероятно, здесь можно было бы устроить библиотеку, кабинет, но, судя по декору мансарды «под шапочкой», скорее, будуар.

Миллионерам с чувством юмора

Нехитрые подсчёты покажут, что Дом-Яйцо молод, но уже не юн — ему уже 16 лет. Самое удивительное (а может, и нет) то, что за все эти годы сюда так никто и не приехал жить. В 2002-м особнячок продавался за «каких-то» 1,2 млн долларов. Сущая безделица для Виктора Вексельберга! Но он почему-то новоделом «имени Фаберже» не заинтересовался. Да 16 лет назад это были большие деньги: 100 квадратных метров жилой недвижимости в этом районе стоили немногим больше 100 тыс. долларов. Потом цены стали расти. По последним известным данным, за Дом-Яйцо хотели 359 млн рублей, то есть по нынешнему курсу — 5,7 млн долларов. Дом поддерживается в рабочем состоянии, за ним следят. Но пока эта недвижимость для её владельцев, скорее пассив, нежели актив.

То и дело звучат мнения, что де Дом-Яйцо оттого не может обрести свою семью, что уж больно пространства в нём чудные, а вот земли вокруг — практически нет, так что идея «особняка в городе» воплотилась в «таунхаус в городе». А для многомиллионной цены и эксклюзивного, пусть и на любителя, дизайна это странно.

Впрочем, многие с удовольствием сходили бы на экскурсию по особняку или пожили бы там, будь Дом-Яйцо гостиницей. Наверняка, на время Чемпионата мира по футболу-2018 он был бы очень популярен. Но, увы, этого мы уже не узнаем — яйцо стоит пустым. Больше не как дом, а как памятник лужковской архитектуре, как сувенир на память для блогеров, как назидание тем, кто будет формировать облик Москвы сегодня и завтра.

 

СПРАВКА

Авторы проекта Дома-Яйца: архитекторы С. Ткаченко, О. Дубровский, С. Ануфриев, В. Бельский, С. Белянина, И. Вознесенский, Е. Капалина, А. Кононенко, М. Лейкин, Г. Николашина, В.Чулкова.

 

ЕСТЬ ТАКОЕ МНЕНИЕ

Искусствовед и архитектурный критик Григорий Ревзин в одной из своих статей заметил: «Лужковский стиль» в принципе выступал в Москве как стиль государственный, но это была особая государственность. Она строилась как некая оппозиция официальному холодному брежневскому стилю. Вместо этого Юрий Михайлович желал видеть Москву празднично-пряничную, отчасти сказочную, игровую, в 90-е годы он вообще любил клоунаду и с удовольствием играл роль коверного в цирке Юрия Никулина. Это странно, но в роли новой государственной Москвы должна была выступать Москва несколько в стиле «конфетки-бараночки», «самовары-чайнички», хотя и с маковками церквей. С этим, разумеется, никто не мог работать, потому что этот образ слишком на грани, даже глубоко за гранью пошлости».


Источник: БМ

#
Деревянную усадьбу на Ордынке признали памятником архитектуры
Старинная деревянная усадьба ХVIII века в центре Москвы, на Малой Ордынке, д. 18 стр. 1, признана памятником архитектуры. В советское время здесь располагались ...
11 Декабря в 14:07
#
В гости к усачам
Усадьба, в которой жили бояре, князья, фельдмаршалы и президенты   Знаете ли вы, какие места считаются самыми чистыми в Подмосковье? Усово! Недаром ...
07 Ноября в 19:13