61.41
72.01
Большая Москва
Бизнес-Медиа
Большая Москва
Бизнес-Медиа
Большая Москва
Бизнес-Медиа
Большая Москва
Главная/Все новости/Звезды/Владимир МАТЕЦКИЙ: «Интернет бросает вызов авторским правам»
Владимир МАТЕЦКИЙ: «Интернет бросает вызов авторским правам»
05.07.16 в 09:15
Фото: РАО

Автор: Иван Боков

Сейчас маэстро занимается не только сочинением музыки, он ведет авторскую музыкальную программу на «Маяке», продюсирует молодых музыкантов.

Но значительную часть в его жизни занимает и работа в Российском авторском обществе (РАО), вице-президентом Авторского совета которого он является.

Обо всём этом мы беседуем с композитором Владимиром Матецким.

Песенным наследием битлов распоряжается компания Sony/ATV

— Владимир Леонардович, Вы занимаете пост вице-президента Авторского совета Российского авторского общества. Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию с выплатой авторских в России?

— Оцениваю положительно, хотя это непростая тема. Дело в том, что для того, чтобы выплатить гонорар, нужно его сначала собрать. А это означает охватить все тысячи и тысячи точек, где звучит музыка, получить деньги с сотен ТВ-каналов и радиостанций, «укротить» Интернет. Один Интернет чего стоит! Но РАО всегда удавалось сохранять тенденцию роста сборов авторского гонорара.

— И как РАО этого добивается?

— Понятно, что это задача не из лёгких: платить авторские отчисления никто особо не рвется. Но сотрудники РАО и его руководство стараются постоянно совершенствовать процесс и одновременно расширять «сектор охвата». Идет много переговорной работы: появляются новые пользователи — РАО привлекает их в свою орбиту. И, конечно же, РАО пытается адаптироваться к новым правилам игры, которые вносит Интернет: с его приходом кардинально изменилась картина музыкального рынка, причём во всех своих аспектах. Вот, например, именно Интернет «помог» уйти в лету звуконосителям — смотрите, из нашего обихода сегодня практически исчезли CD. Правда, есть лёгкое оживление с винилом, но тиражи его очень незначительны.

— А что происходит в мире?

— Что касается винила, то он тоже потихоньку поднимается. Но и за границей это очень маленький сегмент рынка.

— А в области авторского права?

— Интернет сегодня приносит больше всего забот всем мировым обществам по коллективному управлению правами, не только РАО — сбор денег с цифровых загрузок «озадачил» эти общества во всем мире. И не секрет, что эти проблемы болезненно сказались на всем мировом музыкальном пространстве, коснувшись и таких технологически продвинутых стран, как США и Великобритания. Вот буквально сегодня прочитал в New Musical Express новость о том, что Джек Уайт, Бек и Леди Гага выступили против вывешивания копирайтированного контента в YouTube. Так что битвы вокруг Интернета не утихают. И РАО старается использовать опыт своих зарубежных партнеров, работая над тем, чтобы по возможности опережать эти революционные преобразования в окружающем мире. Ну, если не опережать, то, по крайней мере, идти в ногу со временем.

— А кроме усиления влияния Интернета, что нового произошло в области авторского права в России?

— На нашем музыкальном рынке появились такие новые игроки, как музыкальные издательства. Это компании, которые управляют правами на музыкальные произведения на индивидуальной основе. Приведу простой пример: авторами известной песни «Yesterday» являются, как известно, Джон Леннон и Пол Маккартни, но правами на эту композицию на сегодняшний день владеет компания Sony/ATV. Это и есть музыкальное издательство, и это означает, что если кто-то хочет использовать эту песню, например, для рекламы, то обращаются за разрешением не к Полу Маккарти и наследникам Джона Леннона, а в компанию Sony/ ATV. Вот такая конструкция. Помните, все кругом говорили, что Майкл Джексон купил все песни Beatles? Это все как раз про это.

— А сам Пол Маккартни платит отчисления компании Sony/ATV, когда исполняет эту песню на своих концертах?

— Конечно, а как же! А компания Sony/ATV, соответственно, получает издательскую долю с этих отчислений. Кстати сказать, Sony/ATV управляет правами на весь каталог песен группы The Beatles. Так что все деньги, поступающие от использования этого каталога, сначала приходят в Sony/ ATV, а затем уже она расплачивается с авторами или наследниками.

— А вот та старая история с Deep Purple, когда везде писали про то, что РАО требует с группы деньги за исполнение своих же песен — это тоже связано с деятельностью музыкальных издательств?

— Да, в том числе и с этим. Но это ещё и яркий пример полного непонимания журналистами вопросов того, как устроена система сбора и распределения гонорара.

— Так что же тогда на самом деле произошло?

— Всё очень просто: при концертном исполнении музыкальных произведений должен отчисляться авторский гонорар, который РАО уполномочено собирать. Потом РАО, имея соответствующие соглашения, ведет взаиморасчет с иностранными авторскими обществами — в случае, когда авторы песни иностранцы. Так вот, соавторами классических песен Deep Purple являются, как правило, все участники группы, а кроме этого у каталога песен Deep Purple есть и музыкальный издатель. Обратите внимание, что тот факт, что в число авторов основных хитов этой группы входят Ричи Блэкмор и Джон Лорд, которых нет на сцене в сегодняшнем составе, уже должен был бы остановить журналистов от неграмотных высказываний! А ведь есть еще и компания-издатель, совладельцами которой являются не только музыканты старого состава, но и два менеджера — Эдвардс и Колетта. Вот вам и ответ — все эти «участники процесса» очень ждут денег с концертов коллектива, кто бы там ни стоял на сцене, и внимательно следят за датами выступлений. Так что мейлы в РАО насчет причитающегося гонорара приходят незамедлительно. А тут крики: «Злое РАО грабит бедных «Дипов!» (смеется).

Элтон Джон не доволен авторским гонораром

— Вас как композитора, как автора устраивает размер авторских отчислений за исполнение песен?

— Расскажу вам для начала одну историю. Я очень дружил с президентом компании BMI – это американское авторское общество, аналог РАО – госпожой Френсис Престон, к сожалению, уже ушедшей из жизни. Она мне рассказывала, что к ней как-то с интервалом в один день приходили два таких крупных автора, как Билли Джоэл и Элтон Джон, и оба были недовольны размером своего — весьма немалого — авторского гонорара. Думаю, вы понимаете, на что я намекаю! (смеется). Ну, у меня гонорары, конечно же, не такие, как у этих уважаемых авторов… Просто психология автора такова, что ему всегда хочется получать больше. Да разве только автора?

Что касается меня лично и конкретно моей сегодняшней ситуации, то, конечно же, есть какие-то определённые ожидания, связанные, в том числе, с тем, что в прошлом году на Евровидении Полина Гагарина пела песню «A Million Voices», соавтором которой я являюсь.

— Авторы хотят получать больше за свое творчество. А слушатели хотели бы платить за прослушивание музыки как можно меньше денег. Или даже вовсе не платить, как это происходит с бесплатными сервисами в Интернете. По вашему мнению, можно ли разрешить этот конфликт?

— И то, и другое вполне понятно! Здесь должно быть, как мне кажется, движение сторон навстречу друг другу: пользователи должны понимать, что для того, чтобы к ним приходил новый материал, новые шедевры, должны быть отчисления авторам. С другой стороны, авторы должны учитывать, что есть определенные «финансовые обстоятельства», которые задаются общей экономической ситуацией.

— И вы считаете, что возможно такое движение навстречу друг другу?

— Вполне! Помню — а это было довольно давно — на одном из первых заседаний РФА (Российской Фонографической Ассоциации) её представители очень просили РАО понизить так называемую PPD – отпускную цену компакт-диска, с которой отчисляется авторский процент. И РАО, задачей которого является защита прав авторов, пошло навстречу фонографистам и снизила эту цену. Просто в тот момент индустрия производства компакт-дисков только зарождалась и крайне нуждалась в поддержке, и РАО это понимало.

— Но вы тогда как бы шли против интересов авторов?

— Отнюдь нет! Просто мы проявляли желание играть «в долгую», хотели помочь создать цивилизованный музыкальный рынок в России. Но я понимаю ваш намек: действительно, РАО не может до бесконечности идти на уступки пользователям и сдавать свои позиции, поскольку тогда отчисления авторам обнулятся, и само существование РАО потеряет смысл. Но ведь, с другой стороны, РАО тоже часть всей «большой картины», всего нашего музыкального рынка… Есть над чем задуматься!

Фонд поддержки и помощи авторам

— Некоторые музыканты и авторы, например, Борис Гребенщиков, к защите авторских прав относятся достаточно легко. Они говорят: если люди скачивают бесплатно музыку и песни, то и пусть продолжают это делать. Как вы относитесь к такой позиции?

— Действительно, есть такая позиция. Обычно её придерживаются либо начинающие артисты, которые хотят продвинуться любым способом, в том числе и бесплатным распространением материала, либо это известные авторы-исполнители, которые «живут» с концертной деятельности.

Что касается Гребенщикова, то он как раз является представителем второго типа, то есть активно концертирующим музыкантом. И основная часть его доходов — это деньги, получаемые с концертных выступлений. Но, не дай Бог, его концертная деятельность по каким-либо причинам прекратится. Думаю, не трудно догадаться, как он будет тогда относиться к вопросу начисления ему авторского гонорара (смеется). И я видел в РАО много историй подобного рода.

— Почему же все-таки есть много авторов, недовольных работой РАО?

— Это очень деликатная тема. Конечно, бывает так, что РАО где-то чего-то недоглядело, упустило. Но ведь часто бывает и так — приходит автор в РАО и начинает возмущаться: вот, мол, так и так, я написал когда-то такие замечательные песни, получал за них всегда приличные деньги, а где эти деньги сейчас? Но вот ведь в чем дело — музыкальные произведения, будь то песни или более крупные формы, не вечны. И многие из них с годами «выдыхаются», что означает — исполняются все меньше и меньше и, соответственно, не приносят авторского гонорара. А параллельно еще выясняется, что артист, поющий эти старые песни, выступает в основном на частных корпоративах, так называемых «заказниках», где собрать гонорар для авторов невозможно. Вот вам и результат! И причём здесь РАО?

— Но ведь пожилым авторам нужно жить — и авторский гонорар для многих является единственным источником дохода!

— Да, это так. Но ведь и РАО не является собесом или пенсионным фондом — оно лишь собирает и распределяет гонорар, то есть констатирует то, что есть на музыкальном рынке на сегодняшний день. Это жёстко, но так устроены все аналогичные организации в мире.

— И что же, вы поворачиваетесь спиной к таким авторам?

— Нет, всегда старались как-то помочь. И вот поэтому на одном из последних заседаний Авторского совета РАО было принято решение о создании специального фонда, который смог бы как-то помогать малоимущим авторам или авторам, которые оказались в сложной жизненной ситуации. Хотя общество по коллективному праву и не обязано заниматься подобными вещами, думаю, создание такого фонда — дело правильное и благородное. И, конечно, очень важно будет сделать так, чтобы этим фондом руководили кристально чистые и честные люди, мы это понимаем. При этом деятельность фонда не должна подменять работу Авторского общества по сбору и распределению гонорара.

Евровидение будет жить

— Владимир Леонардович, если возвращаться к вашему творчеству, то именно вы выступили соавтором композиции Полины Гагариной для «Евровидения-2015″. Как вы оцениваете выступление на» Евровидении» наших Полины Гагариной и Сергея Лазарева?

— У Полины Гагариной были реальные шансы занять первое место: она удачно себя показала, сумела справиться с волнением, да и песня была неплохая (смеется). И то, что она заняла второе место — это достойный результат. Переживать и сокрушаться по поводу того, что она не заняла первое место? Я не склонен к этому!

Что же касается Сергея Лазарева, то некие «завышенные ожидания», как мне кажется, сыграли с ним злую шутку — его вполне достойное выступление вдруг стало выглядеть чуть ли не разочарованием. Но мне представляется результат его выступления вполне удовлетворительным.

— А чем вы сейчас занимаетесь, для кого пишете?

— Во-первых, хочу поделиться приятной новостью: песня «A Million Voices» в исполнении Полины Гагариной, с которой она выступала на Евровидении в 2015 году, получила 2,6 млн скачиваний в Швеции.

Ну, а во-вторых, работа не кончается: сейчас вот пишу песни для двух телесериалов Первого канала. Не могу пока сообщить детали, но обещаю — песни будут интересными.

— Хочу вас спросить по поводу Евровидения — оно умирает?

— Что-то долго оно умирает (смеется). Обратите внимание, этот конкурс, которому уже 60 лет, умудряется периодически «замолаживаться»: то вдруг страшные ЛОРДИ победят, то еще кто-то неформатный типа «Бурановских бабушек» спутает все карты, выйдя в число финалистов. И всё это бесплатно, без вложения средств устроителей. Я знаю руководство этого конкурса — поверьте, это совсем не дураки.

Да, сегодня много пишут о том, что Евровидение переживает кризис. Наверное, в этом есть какая-то доля правды. Но только такие статьи тоже являются частью пиара этого предприятия: «А ну-ка, пойдем, посмотрим, умер он там, этот конкурс или нет!» Я не большой специалист по Евровидению, но и без того видно, что этот монстр ещё поживет, хоронить его рановато.

— Стоит ли нашим артистам выступать на нём? С какими песнями? Может, надо петь по-русски?

— Выступать надо — это окошко во внешний мир, и нашему музыкальному миру этого не хватает. А что касается песен, то время всегда подсказывает, какие это должны быть песни. Ведь с Полиной Гагариной как было — вот она, конкретная исполнительница, вот она, конкретная ситуация. Так и образовалась конкретная песня. И я вполне допускаю, что когда-нибудь на Евровидении победит русский артист, поющий песню по-русски. Но вот кто это будет и какая это будет песня — сегодня сказать трудно.

Вообще, как мне кажется, к победам или поражениям нужно относиться спокойно. Это как с футболом. Ну проиграла российская сборная на «Евро-2016» — и вот теперь весь Интернет завален злыми фото-жабами, некрасиво это… А кто-то ожидал чудес?

— Вы следили за матчами нашей сборной?

— Смотрел… Но вот посмотрел я первый тайм игры с Уэльсом, и мне все стало ясно… И пошел я ложиться спать.

— И опять к вашему творчеству. Вы не только композитор, но и радиоведущий…

— Я семь лет вел авторскую музыкальную программу на радиостанции «Серебряный дождь». Она называлась «Слова и музыка Владимира Матецкого». Длилась шесть часов. Прямой эфир. У меня в гостях побывало очень много интересных исполнителей, в том числе Джеймс Маккартни (сын Пола Маккартни), Кортни Лав (вдова Курта Кобейна), Натали Имбрулья — просто красавица, Брендан Перри из Dead Can Dance. Много ещё кто… Ну и наши, конечно же: Юрий Антонов, Александр Градский, Леонид Агутин, Андрей Макаревич, Константин Никольский… Горжусь тем, что многие из них являются моими друзьями. Но эта программа закончилась.

— А вы сейчас ведете какую-то программу?

— Сейчас я веду музыкальную программу по пятницам с 14 до 17 часов на радиостанции «Маяк». Здесь тоже много гостей, но это в основном молодые группы, которые приходят и играют живьем. Я всегда старался и стараюсь по возможности помогать молодым музыкантам: прослушиваю новых исполнителей, даю советы или консультации, кого-то продюсирую. Именно поэтому часто приглашаю молодых исполнителей на эфиры.

Например, у меня была в гостях Варя Визбор, причём как раз в тот момент, когда у нее не сложилось на «Первом» с шоу «Голос». Мне она очень понравилась, у нее уникальный тембр голоса. И я предложил ей спеть песню, так что, надеюсь, скоро она прозвучит в одном из новых сериалов.

— И как вы расцениваете уровень молодых исполнителей в целом?

— Талантливые люди рождаются. Это, к счастью, бесконечный процесс. И это очень радует.

— Сейчас существует много каналов для продвижения музыки и новых исполнителей – помимо таких проектов, как «Фабрика Звезд», «Голос», существует еще Интернет, канал YouTube. Каждый композитор или исполнитель может выложить в Интернет свои композиции и, возможно, стать знаменитым и популярным. В свое время именно при помощи Интернета раскрутился совершенно новый певец Петр Налич. По вашему мнению, не потеснит ли Интернет профессиональных продюсеров?

— «Каждый сможет стать знаменитым — но только на 15 минут!» — так предрекал XXI веку прозорливый Энди Уорхол. Да, всего так много вокруг… Вроде как кругом так много разных возможностей… Но только и «фон» стал очень пестрым, и выделиться на нём становится всё труднее и труднее. Интернет-ресурсы забиты дилетантским творчеством, и этот процесс набирает обороты. В этом потоке кто-то «выгребает» — ведь Интернет сам выбирает своих героев, но это всё герои на эти самые 15 минут.

А что касается так называемых продюсеров — а это, кстати, не совсем верное обозначение людей, которых называют менеджерами на Западе, — то у нас сегодня никто не хочет этим заниматься. И Интернет здесь если и виноват, то косвенно. Просто кто сегодня станет «закрывать свою жизнь на ключ» и заниматься чужой жизнью? Это не рационально! А ведь это именно то, что требуется от продюсера-то-есть-менеджера. И именно так раньше работали такие люди, как Юрий Айзеншпис.

Ну а молодежь сегодня сама приспосабливается к новым реалиям, сама занимается продвижением, используя все «подручные средства». У кого-то получается…

— А как проходит ваша адаптация к новым реалиям?

— Мне повезло в жизни — я так устроен, что всегда интересовался и интересуюсь новым, будь то музыка или живопись, книги или кино. Дальше говорить не буду, а то подумаете, что хвалюсь (смеется).

Мне очень понравился ответ Мика Джаггера, когда на вечеринке в Москве, в 1998 году, его завалили вопросами из истории «Стоунз», а он сказал: «Давайте говорить о будущем!»

— Вы упомянули про новые правила игры — что это такое?

— В первую очередь, это Интернет. Это когда ты можешь в одну секунду, просто щелчком по клавиатуре, ознакомить весь мир со своим творчеством. Но насколько Интернет является козырем, настолько он и является тяжким испытанием. Наверное, весь мир устроен так: у всего есть обратная сторона. Так вот, великое счастье «всеобщего обнародования» имеет и великое несчастье полного безразличия людей к этому.

— Так куда это всё приведет?

— Куда-то приведет (смеется). Кто сказал, что всё должно оставаться так, как было? Многие готовы идти вперед без оглядки — вот, наверное, вы читали о том, что Илон Маск набирает экипажи для полета на дальние планеты, причем с минимальными шансами на выживание. И люди идут! Наверное, именно такие же ощущения были у людей, отправлявшихся в открытое море тысячу лет назад…

#
Иван Ургант привез из отпуска бороду
Поклонники телешоу «Вечерний Ургант» уже знают, что после отпуска внешность Ивана меняется. Он может постричься почти наголо и время от времени отращивает ...
12.08.15 в 12:18
#
Рассел Кроу и Ольга Куриленко: что связывает «гладиатора» и «девушку Бонда»?
На прошлой неделе в Сиднее состоялась премьера фильма «Искатель воды». Это событие стало примечательным сразу по нескольким причинам. Во-первых, «Искатель ...
22.05.15 в 16:20