Мистер Позитив
$ 56,76
69,63

Общество

Мистер Позитив

Сеня из «Кухни», Толик из «Горько» – удивительно харизматичного Сергея Лавыгина зритель запоминает сразу и навсегда. Возможно, потому что в каждого персонажа этот актер обязательно вкладывает частичку собственного юмора и жизнелюбия. А как ему удается быть таким позитивным и смешным, мы решили выяснить у самого Сергея.

Сеня из «Кухни», Толик из «Горько» – удивительно харизматичного Сергея Лавыгина зритель запоминает сразу и навсегда. Возможно, потому что в каждого персонажа этот актер обязательно вкладывает частичку собственного юмора и жизнелюбия. А как ему удается быть таким позитивным и смешным, мы решили выяснить у самого Сергея.

Сергей, ваш актерский путь начинался с ТЮЗа. Как впервые попали в кино?

Мой актерский путь начался намного раньше – еще когда в пионерском лагере я пошел в театральный кружок. А вот профессиональный – именно с ТЮЗА, где самой первой доверенной мне ролью стал Шарик в спектакле «Два клена». По поводу кино: Знаете, как-то все постепенно получалось. Первая роль, очень маленькая, была в картине «Здравствуй, столица» Леонида Марягина. Я играл приехавшего в Москву 60-х годов товарища в усах и очках с малороссийским акцентом, но я бы не сказал, что эта роль стала какой-то отправной точкой и оправдала мои ожидания. Скорее это был первый опыт. Все произошло слишком быстро. Потом были маленькие эпизодики, роли. А по-настоящему я почувствовал, что такое кино, у потрясающего режиссера Георгия Ливановича Шенгелии. Вот он истинный режиссер – мудрый, знающий, как и что сделать, что сказать артисту, поддерживающий атмосферу на площадке. Мы сразу задружились, заобщались и общаемся до сих пор. А вообще до определенного момента в моей жизни были только эпизоды, которые я жадно «съедал» из-за недостатка работы. Основная же профессия началась позже.

Очевидно, со съемок в фильме «Горько»? Расскажите немного о своем герое Толике?

Это человек, который из-за своего пристрастия к алкогольным напиткам все время пребывает в неком пограничном состоянии. Он существует в своей собственной реальности и трезвым пока что не был – ни в первой, ни во второй части фильма. В этом параллельном мире Толик преследует какие-то свои цели, рождает свои мысли. Как ему кажется, у него происходит своя очень насыщенная, глубокая внутренняя интеллектуальная жизнь. А со стороны это, конечно, выглядит по-другому.

Вы и на съемочной площадке все время прикалывались, импровизировали?

Постоянно! Толик – это такая хулиганская роль, в которой без приколов делать просто нечего. К ней нельзя подходить умозрительно, головой, чем озорнее настроение – тем лучше. Поэтому мне и кажется, что я не работал, а дурачился и хулиганил.

Чем запомнились съемки второй части фильма?

Прежде всего тем, что все было вопреки. Практически все выглядело как в мультике «Фильм, фильм, фильм». Во время съемок в Геленджике была ужасная погода, жуткий ветер, мы несколько раз заезжали на гору, в тумане и холоде по пять-шесть часов сидели и ждали на низком старте, когда он рассеется. Потом буквально на 15 минут бежали снимать и снова ждали.

В «Горько-2» речь идет о похоронах... Над этим тоже можно посмеяться? Вообще, какая из двух частей получилась смешнее?

Поскольку вторая часть еще не вышла на экраны, не хочется раскрывать секретов, как-то сравнивать. Смешно получилось или нет – решит только зритель. А нам сниматься было очень весело! Мы смеялись бесконечно, просто нельзя с потухшим глазом и поникшим носом подходить к такому делу.

А на свадьбах сами часто бывали? Могла такая история в жизни произойти?

Безусловно. Парадокс в том, что разные люди, посмотрев первую часть «Горько», комментировали фильм совершенно по-разному. Одни говорили, что такого быть просто не может, что это больные фантазии. Другие, вышедшие с того же сеанса, кивали: «Все прямо как в жизни!» Точно так же и мнение знакомых и родных разделилось. Несомненно одно: фильм наполнен иронией, юмором, сатирой, нельзя об этом забывать.

Лично вам нравится фильм?

Конечно. Это часть моей жизни – мы прожили месяц в Геленджике, мы работали, хохотали, жили большой семьей, что-то рождали. А как можно к тому, что у тебя родилось, относиться не очень хорошо? По моему мнению, мне очень повезло, фильм прекрасный и я бы всем советовал его посмотреть. Более того: когда прочел сценарий, думал, что это будет обычная комедия. Но вот Андрею удалось сделать больше. В картине появились некие драматические моменты, которые в сценарии не очевидны. Это уже талант режиссера – усилить сценарий своим видением. Есть несколько сцен, где смешное переходит в грустное. Знаете, такие щемящие ноты, как в фильмах Данелии. Мне кажется, это верх режиссуры, когда смешное и трагичное идут рядом и после хохота подступает комок к горлу.

Вы выглядите и говорите как очень счастливый человек, абсолютно довольный своей жизнью. Поэтому и роли всегда достаются комедийные?

В жизни мне везет – не проекты, а какие-то кругом любимые занятия. Да, я абсолютно счастливый человек! И действительно тяготею к комедийным ролям. Да сыграть что-то серьезное, наверное, и не смогу – в любой серьезной сцене у меня почему-то всегда выискивается юмор. Может, поэтому и не доверяют серьезные роли, боятся «усмешнения».

Мне везет на хороших режиссеров: Андрей Першин, Дима Дьяченко – несомненно, режиссеры с большой буквы, в театре мне повезло работать с Гинкасом, Яновской, с Самгиным. Так что везло и продолжает везти. Повезло, что четвертый сезон «Кухни» снимал мой друг и однокурсник Антон Федотов. Когда мы учились в институте, мечтали работать вместе, и вот получилось.

А неудачи как переживаете? Все-таки актеры – люди очень ранимые.

Мы все переживаем. Просто одни держат в себе, другие делятся с друзьями. Вот мне проще «вылить» все это на друзей! Моментально становится легче! Вообще, всем советую иметь побольше близких друзей. Это делает жизнь прекрасной. Мне и тут повезло – у меня много по-настоящему близких людей, познанных в горе, которые приедут в любую минуту. Сам себе не верю и радуюсь. Это серьезно.

Раз уж вы заговорили о «Кухне», давайте остановимся на Сене, специалисту по мясу. Как повлиял на вас этот чудесный сериал? Попробовали новые блюда? Научились готовить?

Много чего попробовал – буябес, молекулярную кухню. Кулинарный круг интересов, конечно, расширился – наши ребята повара бесконечно готовят какие-то красивейшие вещи. Сам я в повара не превратился, но обмен опытом происходит регулярно – они иногда появляются в кадре, а мы что-то повариваем, пожариваем. Единственное, что я научился делать виртуозно – это шинковать. Теперь дома все салаты, все, что нужно нарезать – это ко мне. Но не один палец порезал, пока научился.

А почему ваш Сеня постоянно попадает в переделки – то палец отрежет, то горит?

Думаю, это кармическое наказание Сени за его любовь к спортивному воровству (это я придумал такой термин). Ведь ворует он не ради обогащения, а ради самого процесса. Сеня – из породы кошачьих, которым важно что-нибудь незаметно стащить со стола. Поэтому он воришка безобидный.

Ваш тандем с Федей – редкая находка, вы так естественно выглядите, с ходу придумываете розыгрыши. Трудно поверить, что это всего лишь роли.

Это на самом деле большой комплимент! Нам с Мишей Тарабукиным повезло встретиться, хотя при первом знакомстве друг другу мы категорически не понравились. Потом же нашли столько точек соприкосновения, что играть стало легко и весело, съемки превратились в веселую игру, а не в работу.

Как ваша сюжетная линия будет развиваться в новом сезоне?

У Сени в четвертом сезоне в кадре появится жена. Когда я читал сценарий, для меня было радостным и удивительным событием, что зритель увидит кусочек Сениной личной жизни. Жену играет Аня Бегунова (кстати, сейчас она катается в «Ледниковом периоде», так же как и Лена Подкаминская).

Ваш сериал любят все, а почему он так нравится детям?

Не знаю, может, потому что он добрый и веселый!

Анна КУЛИКОВА


Ученые выяснили, когда суша покрылась первыми растениями

Ученые выяснили, когда суша покрылась первыми растениями

Палеонтологи из Великобритании нашли свидетельства того, что первые сухопутные растения на Земле появились примерно 500…

Лесов становится больше

Лесов становится больше

За последние 25 лет темпы глобального обезлесения Земли сократились вдвое