65.98
76.50
Большая Москва
Бизнес-Медиа
Большая Москва
Бизнес-Медиа
Большая Москва
Бизнес-Медиа
Большая Москва
Главная/Все новости/История/Несладкая судьба палат Гурьевых
Несладкая судьба палат Гурьевых
01 Мая в 12:26
Фото: Фотобанк БМ

Автор: БМ

28 апреля должен был состояться открытый аукцион – инвесторам предлагали купить палаты Гурьевых, что в Потаповском переулке, д. 6 (бывший Большой Успенский).

Два года назад  продать этот пятиэтажный дом, история которого начинается в XVII веке, за заявленную цену – 601,3 млн рублей — не удалось. Теперь стоимость опустили вдвое. Но кроме славной истории и места в самом центре Москвы (дом находится в пяти минутах ходьбы от метро Чистые пруды), палатам похвастать нечем. После пожара в конце 2009 года дом пострадал так, что сегодня в нём опасно находиться. И дело даже не в огне – пожарные так тщательно залили водой все пять этажей, что вскоре историческое и культурное наследие стало разрушиться буквально на глазах.

А как хорошо всё начиналось!

Вместе с Мининым и Пожарским

Впервые усадьба в Потаповском переулке упоминается в 1671 году, когда купцы братья Гурьевы – Михаил и Иван – стали её законными владельцами. Тогда-то и поставили они здесь каменные палаты на добротном высоком подклете. Здесь же был «гараж» — каретник и другие хозяйственные постройки, которые до нас не дошли. А вот каретник пока стоит, напоминая нам о московском быте четырёх вековой давности.

Гурьевы были не просто купцами – они были «гостями». Если переводить на современный язык, то их можно было бы назвать торгпредами – как-никак братья могли свободно выезжать за границу по своим купеческим делам и не платить  ни пошлины, ни налоги столице.

Видимо, «юридически зарегистрированы» братья были в родном Ярославле, где построили знаменитую церковь Рождества Христова на Волге. Впрочем, строили Гурьевы немало. Доподлинно известно, что именно на их деньги возведён острог на реке Яик (сегодня – Урал). Эта крепость в последствии стала городом Гурьевым (ныне – Атырау), важнейшим форпостом Государства Российского на подступах к Каспийскому морю.

Купцы, конечно, ничего не делали просто так: тут же и стали заниматься рыбным промыслом на реке Яик. Но не стоит думать о них исключительно, как о предпринимателях: когда польские войска грозили нашему государству, братья вместе с Мининым и Пожарским защищали родную землю от интервентов.

Но что же палаты? Историк, экскурсовод Мария Подъяпольская приводит выдержку из «Росписи дворов» 1688 года, где дом описывался так: «Двор гостей Гурьевых, у них на дворе полаты, половина крыта дерном, а другая крыта тесом, да чердак шатровой высокой, крыт тесом».

Новые этажи

Известно, что сорок лет спустя, Алексей Гурьев продал усадьбу шталмейстеру Дворцового конюшенного ведомства Родиону Кошелеву. С этого момента палаты стали прирастать новыми этажами. Кошелев пристроил помещение во дворе, а также дал абсолютно новое лицо фасадам. Сохранились чертежи и эскизы – обновлённые палаты стали современными (естественно, началу XVIII века, а не сегодняшнему дню). На окнах появились затейливые наличники в стиле московского барокко, на фасаде появились полуколонны, а стены облицевали рустом – рельефной, но грубоватой кладкой.

Кошелевы владели усадьбой целых полвека, а то и больше. Но уже в 80-х годах XVIII века продали её другому купцу —  Михаилу Колосову. За ним дом числился всего несколько лет, впрочем, и он успел внести свою лепту в его внешний вид: сделал пристройки и во дворе, и по переулку. Это весьма характерная тенденция и для Москвы средних веков, и более современных: как правило, даже самые знатные семьи не сильно заботились о «дизайн-проектах», а просто надстраивали старый дом, если семья становилась больше, а вместе с ней рос и штат прислуги.

Колосов продал дом  своему английскому коллеге —  Доути. Англичанин тут же приложил руки к палатам Гурьевых – так вдоль переулка вырос новый флигель, который потом объединили с основным зданием.

И всё-таки удивительную судьбу уготовила эпоха этой усадьбе: она не сгорела в полыхающей в 1812 году Москве, но почти погибла от пожара почти 200 лет спустя.

Пансион благородных и не очень

Так случилось, что в 1821 году палаты вновь сменили своего хозяина. Теперь им стал знатный уроженец Калуги —  Петр Максимович Золотарев. Его мы должны запомнить, как первого человека, решившего сдавать разросшийся дом в аренду. Золотарёв надстроил ещё один этаж, и пансионы стали сменять один другого. Как пишет Мария Подъяпольская, «В усадебном доме в разные годы размещались частные учебные заведения: пансион для девочек госпожи Шрейдер, пансион Брюло, мужской пансион пастора Людвига Эннеса, у которого преподавали профессора Московского университета – историк и фольклорист А.Н. Афанасьев, математик Ю.К. Давидов, экономист И.К. Бабст. Среди воспитанников пансиона были прославленные в будущем люди: врач Сергей Боткин и историк Владимир Герье».

За Золотарёвым усадьба перешла известному коллекционеру русской и европейской живописи Василию Кокореву. Он прожил здесь одиннадцать лет, но затем сменил адрес. К несчастью, в те годы меценат был практически банкротом. На палаты Гурьевых он возлагал надежды, как на владение, способное вытянуть его из долгов. Поэтому Кокорев надстроил дом по переулку и сделал в нём арку: теперь можно было заезжать во внутренний двор. Собственно, именно при этом владельце фасад дома стал таким, каким мы могли бы видеть его, будь он отреставрирован. Ну, и, конечно, купец сдавал комнаты внаём.

Золочёная лепнина

Однако в 1881 году палаты пришлось уступить очередным купцам – Абрикосовым, тоже людям, оставившим важный след в московской истории. Именно эта фамилия была одной из самых сладких в Российской Империи: Абрикосовым принадлежала кондитерская фабрика, пожалуй, крупнейшая в государстве. Нам она известна, как Бабабевская, а тогда она называлась «Товариществом А. И. Абрикосова и Сыновей».

Семья и вправду была большой и шумной: шутка ли, у Абрикосовых было 17 детей (точнее, 22, но не все пережили младенчество).  Так что и квартиру они занимали огромную – только на первом этаже в ней было 12 комнат, не считая холлов, вестибюлей и подсобных помещений. Ещё одни апартаменты Абрикосовы занимали на втором этаже, а остальное – сдавали.

Купеческая квартира была богатой: лепнина на стенах и потолке, нежнейшая деревянная резьба на элементах декора, купидоны на потолке, мраморные подоконники и наборный паркет. Это был настоящий дизайнерский ремонт, как сказали бы сегодня.

Абрикосовы жили здесь до революции в 1917 года, затем старых хозяев «попросили», национализировав и фабрику. Дом в Потаповском переулке стал огромной коммуналкой, к которой тяп-ляп в 30-е пристроили ещё пару этажей из шлаковых материалов. Надо ли говорить, что это именно они полыхнули в 2009-м?

Именно до этого времени абрикосовские интерьеры, пусть и обветшалые, существовали. Но после того как вода пожарных почти затопила первые этажи, вопрос реставрации стал для дома  вопросом жизни и смерти. Увы, никто не захотел взяться за кропотливый труд, а тогдашние столичные власти были готовы снести всё подчистую – подумать только, такая земля пропадает в центре под какими-то купеческими развалинами!

И если аукцион поможет найти палатам нового хозяина, тому придётся сделать не просто ремонт, а буквально вдохнуть жизнь в уже остывающее тело здания, чьи стены могут поведать интереснейшие истории минувших столетий.

«Городская усадьба находится в неудовлетворительном состоянии, ее износ составляет 56%, — скупо сообщают городские власти. — Согласно 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия», а также в рамках сохранения объекта и создания благоприятных условий для его функционального использования новый собственник здания обязан в течение пяти лет провести комплекс работ по реставрации усадьбы».

«Помещения требуют серьезной реставрации, — рассказывает руководитель Департамента культурного наследия города Москвы Алексей Емельянов. — Новый собственник объекта культурного наследия должен выполнить инженерно-техническое обследование, провести первоочередные противоаварийные работы, разработать проект реставрации и благоустройства и после согласования работ и получения разрешения на них реализовать проект. Все эти этапы будут проходить под контролем специалистов Мосгорнаследия».

Хочется, чтобы инвестор нашёлся, и палаты купцов, однажды отстоявших Москву у интервентов, стали частью того, чем можно будет гордиться. Что можно будет показать детям и рассказать о людях, которые когда-то жили в комнатах с высокими потолками в позолоченной лепнине.

 

 

 

 


Источник: БМ

#
Необратимо элитный дом
Вакханалия без Вакха - на фасаде дома страхового общества «Россия» Этот дом и по сей день украшает угол Сретенского бульвара и Боброва переулка. 90 лет ...
01 Октября в 15:42
#
В «Доме с атлантами» началась реставрация
В Москве началась реставрация «Дома с атлантами» на ул. Солянка. Столичный департамент культурного наследия выдал собственнику «Доходного дома с чайным ...
25 Сентября в 13:51