74.00
89.62
Большая Москва
Бизнес-Медиа
Большая Москва
Бизнес-Медиа
Большая Москва
Бизнес-Медиа
Большая Москва
Главная/Все новости/Общество/Девяностолетний романтик
Девяностолетний романтик
13.10.15 в 23:12

Автор: Александр Герасимов

Сегодня, 14 октября 2015 года, у большого русского поэта Наума Моисеевича Коржавина (Манделя) – День рождения. И даже весьма круглая дата – 90 лет!

Поэт встречает этот рубеж далеко от нас, в США, где живёт уже давно. И, конечно, по такому случаю не будет организован телемост, но – стоит верить – выйдут «датские» публикации, а старые друзья и верные филологи-любители вновь прочтут коржавинские стихи, себе и друг другу… В конечном счёте стихи – тоже мост, даже более надёжный, ведь сигнал от строки к сердцу идёт, минуя посредников в виде передающих станций, спутников и антенн…

Поэт родился в Киеве, где жил до эвакуации. В армию не попал из-за сильнейшей близорукости. В 1944 году приехал в Москву, пытался поступить в Литературный институт имени А.М. Горького. Но был зачислен лишь после второй попытки, в 1945-м…

Когда Науму Коржавину было 25, он всюду – не столько смело, сколько безответственно – читал свои стихотворения, за которые по тем временем (причём, за каждое в отдельности!) можно было получить до десяти лет тюрьмы. Стихи из него просто «пёрли», он не мог не писать и не читать…

Вот – стихотворение «Зависть»: «Можем строчки нанизывать/ Посложнее, попроще,/ Но никто нас не вызовет/ На Сенатскую площадь./ И какие бы взгляды вы/ Ни старались выплёскивать,/ Генерал Милорадович/ Не узнает Каховского./ Пусть по мелочи биты вы/ Чаще самого частого,/ Но не будут выпытывать/ Имена соучастников./ Мы не будем увенчаны…/ И в кибитках, снегами,/ Настоящие женщины/ Не поедут за нами».

А это – «Восемнадцать лет»: «Мне каждое слово/ Будет уликою/ Минимум/ На десять лет./ Иду по Москве,/ Переполненной шпиками,/ Как настоящий поэт./ Не надо слежек!/ К чему шатания!/ А папки бумаг?/ Дефицитные!/ Жаль!/ Я сам/ Всем своим существованием – Компрометирующий материал!»

Он был будто не от мира сего. Бегал во всепогодных – видавших виды – валенках, в старой шинельке и будёновке. Писал стихи, которые нигде не печатали, но которые гуляли по рукам… Он был бунтарём, находился в противофазе с действительностью. Пожалуй, даже игнорировал действительность. И, конечно, оказался на Лубянке, куда его доставили прямо из литинституского общежития, полусонным. Тогда шла борьба с космополитизмом. И подвела, пожалуй, свободная трактовка творчества, иное (лобовое) прочтение текстов…

Процитирую отрывок из стихотворения «16 октября», описывающее события 1941 года, когда в столице возникла паника из-за начала генерального наступления Вермахта: «…Казалось, что лавина злая/ Сметёт Москву и мир затем./ И заграница, замирая,/ Молилась на Московский Кремль./ Там, но открытый всем, однако,/ Встал воплотивший трезвый век/ Суровый жёсткий человек,/ Не понимавший Пастернака». Коржавин в этих строчках искренне восхищался Сталиным, но нашлись люди с другой точкой зрения. Строки кто-то немного переделал… И в биографии поэта, признанного «социально опасным элементом» появились три года сибирской ссылки, а потом – Караганда…

В 1954 году случилась амнистия, появилась возможность вернуться в Москву. В 1956 был реабилитирован. Затем восстановился в Литинституте, который окончил в 1959 году.

Первая публикация состоялась в 36 лет в альманахе «Тарусские страницы», в 1961 году. Первая книга стихов («Годы») вышла в Москве в 1963, когда Коржавину было 38 лет. Вторая – во Франкфурте-на-Майне в 1976-м – в 51 год.

Коржавин уехал из Советского Союза 31 октября 1973 года, в 48 лет, «не потому, что не печатали, а в минуту отчаянья»… Сам он объяснял это просто: «Тогда я думал, что у меня есть два ужасных выхода: один – уехать, а другой – остаться. Я выбрал первое, потому что считал, что жизнь моя здесь кончилась, она пришла к какому-то своему завершению, и если продолжать её, то в других формах. Мне хотелось пожить несколько лет за границей и вернуться, но судьба распорядилась иначе…» И получился длительный период после жизни. Или даже вторая жизнь с редкими перелётами в СССР, а позже – в Россию.

Но интересно, что Наум Моисеевич не ощущал себя диссидентом. Потому что не преследовал политических целей, ему просто «не хватало воздуху»… Наверное, он ощущал наступающий вакуум острее других, потому что – тогда и сейчас – был и остаётся русским поэтом. Из первых рядов.

Из-за защиты «узников совести» Даниэля и Синявского, Галанскова и Гинзбурга возник запрет на публикацию произведений Коржавина в СССР. И начался самиздат и тамиздат…

Стихи Наума Коржавина – настоящие, фактурные, современные и всё ещё своевременные. Они «работают» с вечными категориями и не подчинены конъюнктуре. Они – о самом главном. При этом по форме – принципиально консервативные, даже скупые, но мысли… Мысли – ясные, свежие, по-юношески дерзкие! В поэзии Коржавина всегда оставалось место благородству, предназначению, романтике, любви (и к Родине, и к женщине!) и прочим высшим смыслам. Во многих стихах – всевременное присутствие исторического трагизма, на который, будто на кол судьбы, нанизывается будничное и бытовое. Пожалуй, такое может позволять себе только поэт-пророк.

Во время своих поездок в Москву Наум Моисеевич встречался с читателями, выступал перед полными залами с авторским исполнением стихов, охотно вступал в дискуссии, полемизировал, делился мнением, с удовольствием отвечал на любые вопросы. Он сумел надолго сохранить в себе несвойственные возрасту пыл и задор, ясность мыслей и суждений…

Интересно отметить, что Коржавин совершенно не обласкан вниманием власти (у него до сих пор нет госнаград, званий и премий), а вот коллеги по цеху бесспорный талант собрата оценили: в мае этого года Союз писателей Москвы решил вручить главную свою премию («Венец») за 2015 год именно ему, Науму Моисеевичу, «последнему из плеяды писателей и поэтов, который вослед Солженицыну прошёл тернистым путём через внутреннюю Лубянскую тюрьму, ссылку, признание во время «оттепели», долгое замалчивание в годы застоя и вынужденную эмиграцию».

И хоть эта премия – не Нобелевская, теперь стоит ждать появления документальных фильмов, книги в серии «ЖЗЛ», а также выхода сборников стихов (их давно нет среди новинок; и даже у букинистов они стали редкостью).

И напрасно!

Потому что не верится, что могут утратить востребованность хотя бы вот такие стихи («Вариации из Некрасова»): «…Столетье промчалось. И снова,/ Как в тот незапамятный год –/ Коня на скаку остановит,/ В горящую избу войдёт./ Ей жить бы хотелось иначе,/ Носить драгоценный наряд…/ Но кони – всё скачут и скачут./ А избы – горят и горят».

Поздравляем Вас, Наум Моисеевич, с Днём рождения! Желаем Вам сил! Знайте, что в России Вас помнят, а Ваши стихи – читают!

#
8 марта «Аптекарский огород» подарит цветы первым посетителям выставки тюльпанов
"Аптекарский огород" в честь Международного женского дня и своего дня рождения подарит по цветку первым 313 посетителям выставки тюльпанов, сообщила ...
22.02.19 в 11:22
#
В ближайшие годы сеть метро в Москве заметно расширится
В ближайшие годы метро в Москве будут строить очень активно.  Если раньше Стройкомплекс открывал по 2-6 станций в год, то в прошлом году их было 17. Правда, ...
21.01.19 в 15:21