66.61
73.95
Большая Москва
Бизнес-Медиа
Большая Москва
Бизнес-Медиа
Большая Москва
Бизнес-Медиа
Большая Москва
Главная/Все новости/Звезды/Александр Асташёнок: «Я не спринтер, я стайер»
Александр Асташёнок: «Я не спринтер, я стайер»
05.07.16 в 10:16
Фото: ООО «Пиар Агентство Успех»

Автор: Сергей Житинец

Своими взглядами на жизнь, собственное творчество, семью Александр Асташёнок решил поделиться с читателями «БМ».

– Александр, многим читателям вы известны прежде всего как музыкант. Расскажите, как к музыке пришли вы?

– Музыка сама пришла ко мне. Я родился в семье, где постоянно звучала музыка. На всех семейных праздниках, когда мы собирались огромной компанией с родственниками, дружно пели народные песни, современные хиты, песни советских композиторов, репертуар был очень неплохой. Но всё равно всё было околонародное. В советских песнях было заложено самое главное – любовь к красивой мелодии и к народному многоголосию. Я вырос в этой музыкальной ауре и был настолько окутан ею, что у меня просто не было выбора: с раннего детства у меня в голове рождались мелодии, хотя я сам этого не осознавал. И, конечно, я слушал музыку: Queen, U2, Soundgarden, Nirvana. Рок, гранж – всё это оказало на меня влияние, некая мелодическая основа для собственного творчества. Так в моей жизни появилась музыка, и с тех пор она всегда со мной.

– В составе бойз-бэнда «Корни» вы стали одним из самых популярных «продуктов» первой «Фабрики звезд». Почему после 8 лет в целом успешной работы вы решили покинуть группу?

– Все мы прекрасно понимали, и наш продюсер в том числе, что мальчиковые команды, да и девичьи поп-коллективы живут недолго. Есть, конечно, исключения, но это скорее такой артефакт, чем правило. На тот момент я уже понимал, что мне надо заниматься чем-то другим, повернуть свою жизнь немного в другое русло. Мне стала очень интересна актерская профессия – не зря окончил ГИТИС, не зря стал обучаться частным образом у педагогов актерскому мастерству. Меня заинтересовала актерская профессия настолько, что я решил поставить музыку на паузу.

– Однако «Корни» подарили вам не только известность, но и семейное счастье в лице бывшего директора коллектива Елены Венгржиновской. Если не секрет, какое впечатление произвела на вас будущая супруга во время вашей первой встречи и когда пришло осознание, что по уши влюблены?

– Когда мы с Леной впервые встретились, она произвела на меня немного негативное впечатление. В тот момент мне показалось, что в наш дружный коллектив, с которым я провел пару месяцев в закрытом пространстве, пришел абсолютно чужой человек. Представьте, вдруг приходит какой-то человек и начинает устанавливать свои правила. Хотя я и давал повод Лене разговаривать со мной жестко: я, конечно, нарушал правила, опаздывал, просыпал и т. д. И Лена давала мне всё время понять, что я могу делать всё что угодно, но не имею права опаздывать на самолет. Поэтому приходилось искать баланс между тем, что я хочу, и тем, что нужно делать. Суть в том, что изначально между нами были какие-то конфликты, но потом всё переросло, я бы даже сказал, переродилось в теплые отношения: сначала в дружбу, а потом постепенно появились чувства. А по поводу «влюблен по уши» – этот процесс происходил постепенно, это не случилось в одну секунду, в один день. Ты постепенно узнаешь человека и постепенно привязываешься к нему.

– Верно ли, что один из самых нашумевших хитов «С днем рождения, Вика!» посвящен вашей дочери Виктории?

– И песня, и моя дочь родились практически в одно и то же время. Это посвящение друг другу: и песня посвящение Вике, и Вику мы назвали в честь этой песни. Это был отдельный момент в моей жизни – появилась хитовая песня и родился главный человечек в моей жизни (улыбается). Какой-то катарсис в тот момент произошел. Я тогда понял, что всё в жизни так, как должно быть: я – папа, я – глава семьи, все в жизни складывается. Такой момент происходит в жизни каждого человека, просто я в этом увидел какойто знак – и песня называется «С днем рождения, Вика!», и дочку мою зовут Вика.

– Судя по вашим семейным фото, коих предостаточно в Интернете, вы счастливый муж и отец. Семья для вас – это главный приоритет? Считаете ли вы себя строгим папой?

– Всё зависит от ситуации – иногда я бываю строгим. Но я бываю строгим за дело: я пытаюсь научить своего ребенка правильно мыслить, правильно чувствовать жизнь, правильно относиться к каким-то ситуациям. Вика у меня девочка романтичная. Я пытаюсь ей показать, что в этом мире нужно сохранять внутреннюю романтику и в то же время ходить без «розовых очков». Если бы у меня был сын, наверное, я был бы чуть строже с ним. А сейчас мной манипулируют, потому что две женщины в доме и один мужчина: я иногда даю слабину (смеется). Семейные ценности для меня действительно важны, они в моей жизни играют основную роль. Ради чего тогда я всё это делаю? Не ради денег и не ради славы! Я всё делаю ради своих близких – людей, которые будут гордиться мной, которые разделяют со мной мои успехи и мои неудачи. Семья затем и создается! Это крепость, в которой ты себя ощущаешь гармонично. Она является также и опорой для тебя: тебя принимают любым, таким, какой ты есть, от тебя не ждут каких-то материальных, мимолетных успехов. В семье тебя всегда поддержат, поймут. Я хочу сказать, в нормальной семье, то есть в моей семье меня всегда поддерживают, всегда понимают. И, несмотря ни на что, всегда помогают преодолеть какие-то сложные ситуации, в первую очередь мои внутренние, личные.

– Личный опыт отцовства помогал работать над образом Максима Голубева в проекте «Папа в законе», или наоборот – сериал заставлял переосмысливать ваши отношения с собственным ребенком?

– Конечно, помогал. Я сразу, буквально с первых слов, нашел общий язык с Машей, которая играла мою дочь. Конечно, для меня это было подспорье огромное. Я помню даже, как Вика немного ревновала: «Папа, почему ты с ней играешь? Ты же мой папа!» Я пытался ей объяснить: «Вика, это кино!» Это прекрасно, когда жизненный опыт позволяет понять суть, характер твоего героя, играть и не выдумывать какие-то конструкции внутри, делая в кадре то, что ты никогда не ощущал в жизни. Конечно, это очень помогает. Я был рад, что появился такой материал, как роль в фильме «Папа в законе», где я мог проявить свой характер, показать, каким я бываю папой, но, конечно, с поправкой на характер своего героя.

– Кстати, о творчестве. После роли в полном метре «Пока ещё жива» и участия в ряде телепроектов музыка для вас ушла на второй план?

– Я бы не сказал, что она ушла на второй план. Я люблю отвечать на этот вопрос так: я поставил музыку на паузу, она ждет своего часа. Я люблю основательно подходить к любому вопросу, не люблю метаться из стороны в сторону: «Ой, здесь я снимусь в фильме. Ой, а тут спою песню. А тут еще чего-нибудь сделаю: снимусь в клипе, например. Я нормальный (смеется). Просто спокойный. Я не спринтер, я стайер. Я не бегаю быстро на короткие дистанции. Я бегу очень долго, и ничто не сломит моей воли, пока я не добегу до конца! Вот в чем мой секрет. Если я пойму, что готов работать с музыкой, накопился материал и я готов сделать забег на длинную дистанцию – выпустить несколько альбомов, несколько песен, несколько клипов, то я опять нажму кнопку play и займусь тем, чем занимался раньше.

– А как насчет театра? Вы же выпускник ГИТИСа – воспитанник мастерской Михаила Скандарова?

– Для меня театр пока останется чем-то несбыточным, я не могу заниматься всем подряд. Если я начну еще и в театре играть, то не знаю, что со мной произойдет: когда жить успевать? Я снимаюсь в кино, занимаюсь музыкой – мне этого вполне хватает. Театр – это для людей, которые хотят посвятить себя этому искусству, именно театральному. Когда я заканчивал ГИТИС у Михаила Вартановича Скандарова, конечно, изначально это преподавалось как театральное искусство, работа актера в театре, однако ничто не мешает эти же самые принципы применять в кино. Театр – это совершенно отдельная история, к которой я, наверное, не буду готов никогда. За исключением антреприз с очень крутыми актерами, в очень крутом театре (улыбается).

– Похоже, что в одном человеке весьма гармонично уживаются и музыкант и актер. Если немного помечтать, какого героя вам бы хотелось сыграть в кино и что хочется реализовать на музыкальном поприще?

– Актерство и музыка – это две грани одного и того же внутреннего состояния, творчества. Просто оно проявляется по-разному, в разных профессиях: в кино и в музыке. Я не знаю, как это совмещается, во мне нет никаких барометров, которые показали бы мне цифры, как это всё совмещается. Я хочу творить, у меня есть желание что-то сказать миру, как-то изменить его в лучшую сторону. Поэтому так много идей, так много желаний сделать что-то в творческом смысле. Хочется играть абсолютно разные роли, но хочется играть таких героев, которые меняют мир. Не зря я эту фразу повторил дважды: вся суть творчества, по моему огромному убеждению, – изменить мир к лучшему, изменить людей к лучшему. Чтобы люди после просмотра фильма, равно как и после прослушивания песни, захотели стать лучше, захотели сделать что-то хорошее, захотели пойти дальше. Вот такие песни я хочу петь, вот такие роли я хочу играть! Как только ты осознаешь, что профессия артиста – не только свет софитов и толпы поклонниц, крики, ночевки у подъездов, а огромный труд и в первую очередь огромное желание двигаться дальше, преодолевать себя, всё сразу становится на свои места, становится совсем другим: не потребительским, более трепетным, что ли. И тогда отношение между артистом и поклонниками переходит в другую фазу, надо просто держать голову на плечах и делать свое дело честно.

#
В Москве будет видна яркая комета
Последний раз комету на московском небе можно было увидеть пять лет назад. И вот сейчас, сообщает Московский планетарий, это явление повторится снова. 16 ...
14.12.18 в 09:03
#
Билет на балет за… металлолом
В столице проходит акция «Искусство ради экологии». В обмен на макулатуру, пластик, стекло или алюминий участники получают экобилеты, по которым можно посетить ...
12.11.18 в 12:40